Оцепеневшие / Вирь - За ножом

Оцепеневшие / Вирь
"За ножом"

CD (лим. 300)
ZHBD-03


1. 1000 дверей [mp3]
2. Котлован [mp3]
3. Sonne der Toten
4. -273°C [mp3]
5. Чёрное
6. Ce Qui ne Trompe pas
7. За ножом [mp3]

длительность: 52:27
дата выпуска: 01 апреля 2013 г.
цена: 500 руб.

* bandcamp.com

Группа Оцепеневшие была организована в 2006 году и к настоящему моменту успела записать концептуальный сплит-альбом с Allerseelen и Neutral (2008, Ewers Tonkunst / Indiestate), а также поучаствовать в серии релизов лейбла Heliophagia и нескольких других сборниках. В состав группы входят участники известных отечественных постиндустриальных проектов Sal Solaris и Reutoff.

Вирь ведёт свой отсчёт с 1996 года, выпустив несколько самиздатных демо-записей, сплит-релизов и два полноформатных альбома: "Нижний лес" (2006, Indie-Go!) и "Хорна" (2008, Mosquito Records).

Создание совместного альбома было задумано участниками обеих групп во время совместных гастролей в Казани. Путём взаимного обмена и редактирования материала им удалось записать не просто сплит, а нечто большее, объединившее в себе грани обоих коллективов, превосходящее их традиционное звучание и не всегда похожее на работы проектов по отдельности. Стилистику альбома определить весьма непросто, но для обозначения условной территории можно использовать такие метки, как sludge / drone doom / industrial / dark ambient.

Рёв гитар и мощный драйв живой барабанной установки сменяются размеренной индустриальной драм-машиной, грохотом железа, синтезаторами и полевыми записями, вновь давая волю перегруженным струнам и проникновенному безумному вокалу Сергея Милушкина (Вирь).

Метафизически этот альбом представляет собой что-то вроде оптического прибора, волшебного фонаря с непрозрачными стёклами - под стать тоске и безысходности русской жизни. Однако вглядевшись в него, на чёрной копоти этих стёкол можно различить удивительные узоры, за которыми неугасаемо сияет живой огонь.



Рецензии

Жанровый характер записи и всплывающие звуковые параллели с Джастином Бродриком, Мэттью Бауэром и другими пионерами умервщленной гитарной музыки не должны сбивать с толку. В конце концов, Говард Картер копал в том же месте, что и тысячи людей до него, но делал это иначе и именно поэтому открыл гробницу Тутанхамона - так и эта команда при помощи расхожих инструментов достигает принципиально новых глубин погружения в потустороннее. Альбом начинается вкрадчивым карусельным гулом,чтобы затем обрушиться оглушительной лавиной - до боли знакомая формула, вопрос лишь в том, что даже самые неспешные и негромкие моменты записи передают ощущение такого внутреннего дискомфорта, что следующие за ним экскапады воспринимаются не как разрешение конфликта, а как реакция на него. Так крики на темной улице подсказывают, что там происходит нечто неприятное, а быть может, даже и необратимое. Альбом выполнен без малейшей жалости, причем и по отношению к самим себе - вся "рокерская" начинка здесь сплющена, изувечена, доведена до истерического надрыва, а медитативный гул служит не успокоительным средством, а, наоборот, еще больше бередит душу.

Собственно, фигурирующее в вывеске состояние оцепенения здесь передано очень точно - так, что не выйдешь. Если представить гипотетический список 100 магнитоальбомов русского мрака, то "За ножом" непременно в нем окажется.

Ф.С., afisha.ru.

Словосочетание (или вернее, даже призыв к прямому действию) "За Ножом" могло бы замечательно смотреться в каком угодно манифесте, но и в заглавии совместной работы Оцепеневшие / Вирь оно не менее уместно. Емкое название, кажется, впитало в себя весь метафизический разрыв, протянувшийся от легендарного Экскалибура до зажатого в потной ладони ножа, который был куплен в каком-нибудь "Военторге" за 300 рублей. Тонкая стальная полоска является здесь естественной границей между музыкой и человеком, и, пересекая ее, очень легко пораниться, но чем глубже в слушателя проникнет, древним змием, холодный обоюдоострый клинок - тем лучше: где-то там, на дне раны, словно в сухом колодце, этот аспид совьет себе гнездо и обжигающим ядом будет питать корни сознания, наполняя горьким вкусом его дикие плоды. Тут же, от символизма названия следует переход к оформлению, которое отлично передает настроение альбома еще до его проникновения в слуховые отверстия: специальная черная картонная обложка, закрывающая диск, будто пытается не выпустить наружу нечто- и лишь подвергнувшись такой необходимой визуально-словесной подготовки позволительно прикоснуться к музыке.

После прослушивания "За Ножом" целиком, можно представить, что было бы, если бы удалось немного растормошить сны Troum, незаметно влить в них несколько частотных тонн теплого лампового дисторшна, сочных, "живых" ударных, и озвучить все это надрывным вокалом. Но это лишь эмпирическое послевкусие, которое память пытается услужливо подсунуть, а непосредственно во время проигрывания диска все восприятие близко как раз к состоянию оцепенения, сосредоточено всматриваясь/вслушиваясь в медленно вращающуюся, будто зелье в ведьминском котле, материю. Хотя, собственно говоря, уже после первого монументального трека нет никакой уверенности, что носитель действительно вращается, а не застыл, нависая над областью слуха черным монолитным торосом, который медленно втягивает в себя и самого слушателя. Заглядывая вперед, можно сказать, что "За Ножом" до последнего отзвука и останется такой кометной глыбой - неким элементом иноголандшафта, космической щепкой, застрявшей в звуковой среде и вызывающей в ней механические возмущения. Два проекта ведут разработку этих котлованов и недр, и постепенно приходит понимание, что эти, казалось бы, безжизненные, как поверхность Плутона, рельефы - не такие уж иные. Во многом они могут напомнить и тяжелую ночную мглу, сочащуюся из-под фундаментов зданий, и приторный запах остывающего асфальта и крыш, и мертвые силуэты деревьев, и распятое пятно города; все это - изнанка, обратная сторона жизни, на которую можно проникнуть, лишь сделав соответствующий надрез. И, собрав на диске внушительный акустический диапазон, от drone до doom, выкачав из космического тела всю его глубину, авторы проводят это хирургическое вмешательство, имплантируя слушателю новое сердце, каждый удар которого пронзительнее удара штыком: словно, каждую секунду приходится переживать взрыв атомной бомбы над Хиросимой. Так встает Солнце Мертвых и его рассвет действительно стоит УСЛЫШАТЬ.

"За Ножом" наглядно демонстрирует не только замечательный пример музыкального сотрудничества, в котором нельзя различить (да и нет никакого желания заниматься этим) сферы "влияния" того или иного проекта; альбом дарит неподдельное чувство живого творчества - когда спустя и 10 минут, и час после прослушивания, воздух между барабанными перепонками и источником звука еще наполнен драйвом истерзанных струн, рисунком ударных ритмов и базальтовым эмбиентом. И даже змей, свернувшись на дне самого глубокого колодца, будет слышать.

Название из рассказа одного активиста, который сидит за убийство по превышению пределов самообороны; он объяснял, как устроена жизнь: "Эти люди шлют тебя нахуй, и ты развернулся и пошел. Они думают, что ты просто слился, но на самом деле ты пошел за ножом. Вся наша жизнь - это путь за ножом".

Данный альбом - это не сплит, и коллаборацией его назвать тяжело. Это нечто большее, нечто иное. Долгие четыре года музыканты Вирь и Оцепеневших обменивались между собой материалом, доделывали, перекраивали его, чтобы в итоге выпустить "За Ножом". Вышло очень органично и своенравно.

Наверняка многим из тех, кто сейчас читает этот обзор, Вирь знаком. Знакомы два полноформатных релиза проекта Сергея Милушкина и несколько демок и сплитов. Оцепеневшие - более молодой коллектив, который отметился сплит-альбомом с Allerseelen и Neutral и принял участие в серии релизов лейбла Heliophagia и нескольких других сборниках.

Я люблю Вирь. Люблю еще со своих школьных времен, когда мог сидеть в наушниках на задних партах, слушать "В памяти" и смотреть куда-то вне пространства. Я с легкостью принял эволюцию группы, когда после агрессивного, напористого и наиболее подходящего под лейбу "сладж" альбома "Нижний Лес"вышел более пространственный, дроновый и "шумный" релиз "Хорна". И, не кривя душой, могу сказать, что если бы мне "За Ножом" представили как полноценный третий альбом Вирь, я бы ни на секунду в этом не усомнился. Плохо ли это? Отнюдь. "За Ножом", с одной стороны, продолжает путь "Хорны", но с другой - имеет какие-то свои новые, глубокие и своеобразные мотивы. Их с легкостью можно было бы воспринять как движение вперед самого Сергея, но на самом деле это те самые частички Оцепеневших. Причем заметить это "разделение труда" можно только намеками, тенями, а на самом деле разобраться, кто что писал - очень сложно и абсолютно ненужно, настолько естественно слаженным получился релиз.

"За Ножом" - очень красивое полотно. Определить его направление - полуреально, ведь палитра красок, кажется, взята сразу из нескольких противостоящих друг другу эпох. Тут тебе и дроново-эмбиентные ландшафты, которым не видно конца и края - отрешенные и бесконечные. И агрессивные острые куски в духе старого материала Вирь с фирменным узнаваемым вокалом. Словно ты смотришь на старинный замок, величественный, монументальный. А тебя в нем привлекает выбитое окно и куски разбитого стекла. Но упрекнуть тебя в этом некому. Местами "За Ножом" завораживает своими мелодичными моментами или еще больше удивляет едва ли не танцевальной драм-машиной. Иногда из-за туч и вовсе выглядывает скупое солнце, и музыка становится нежной, как у Jesu. К счастью (разве?), это лишь обман, и спустя мгновения монолитные куски металла снова затягивают небо, чтобы не выпустить слушателя из своих костлявых лап уже никогда.

Слова из эпиграфа зацепили меня за живое. Такие простые и такие злободневные. И провести аналогию между альбомом и этим самым путем за ножом можно в два счета. Это не беспорядочное метание на окровавленной кухне, когда тебе сойдет любой, попавшийся под руку столовый острый прибор. Это обдуманное, длительное путешествие, с явной, очерченной конечной целью. Правда, до нее еще может возникнуть большое количество разнообразных препятствий, мрачных, серых, массивных, медленных. Капли воды, свет, видимый со дна колодца, угасающий последний фонарь в сыром подземелье. А ты все равно будешь следовать вперед, за своим ножом, приготовленным как раз для подобного случая. И ты дойдешь туда, куда тебе нужно, обязательно дойдешь. Только вот никакого ножа там может и не оказаться.

Как часто смысл зависит от одного лишь знака. Добавить бы к названию этого альбома знак восклицательный - получился бы короткий императив, указание к действию, лаконичный призыв. Знак вопросительный указал бы на возможность размышления над этим предложением/пожеланием, и, как знать, может быть, этот вовремя заданный вопрос заставил бы ответить отрицательно, погасил бы ярость. Но, увы (впрочем, почему "увы"?), знаки ничего здесь не решают, оставляя фразу "За Ножом" в том болезненно бесчувственном состоянии уже необратимого действия, когда поступок предопределен, и его вершитель ни при каких обстоятельствах не сможет опустить руку с зажатым в нее предметом. И почему-то в трактовке этой фразы слышится и видится что-то исконно русское, посконно-провинциальное пространство заброшенных людей и зданий, освященных одинокой и голой лампочкой, только усиливающей бездну этого пресловутого русского Космоса, в котором избытый и оскорбленный человек нетрезвого состояния втыкает в чужое тело (доживающий последние минуты обладатель которого уже и думать забыл о каком-то мелком происшествии), острый клинок, обмотанный изолентой. Такая вот обыденность мрака.

Однако, может статься и так, что я нагнетаю чернуху на пустом месте и авторы этого альбома имели ввиду совсем другое, когда сочиняли "За Ножом" - сочиняли долго, около четырех лет обмениваясь материалом, в результате чего запланированный сплит "Оцепеневших" и "Вирь" перерос в нечто совместное и явно большее, объединившее характерное для них звучание в неклассифицируемой жанровыми рамками форме. Здесь соединяются разные аспекты тяжелой музыки: гитарный и очень плотный, резонирующий и хрипящий от напряжения усилителей drone doom, поддержанный трансцендентальным зовом электроники и многочисленных эффектов, глухие металлические удары драммашины и дробь "живых" ударных, перевернутые и искаженные эмбиентные образы и жирные сладжевые и дэтовые аккорды, вокодированный шепот и надсадный скриминг. Цвет этой музыки - черный, но, прорываясь сквозь эту тьму, можно увидеть сотни и тысячи его оттенков, калейдоскоп которых способен вызвать то самое оцепенение, сомнамбулическое состояние, в котором застынет гулкое эхо темных подвалов, замрут мелькающие росчерки голой лампочки на фоне серых стен, утихнут голоса. И скованная этим состоянием рука, сжимающая нож, так и не поднимется. Хочется в это верить, хотя сейчас, после нескольких прослушиваний, пришло стойкое ощущение, что это, на самом деле, альбом-перевертыш, и события в нем происходят строго вспять, от финального кровавого действа и его первого осмысленного и оттого полного ужаса осознания, открывающего в голове сразу тысячи дверей с разными вариантами развития событий, (кроме обратимых), до медленной подготовки к нему, к зарождению порыва, к первому обхвату рифленой рукоятки, нервному и болезненному сжатию ее в руке, не способному изгнать и успокоить боль обиды и приглушить эмоции.

Сильный альбом. Больше сказать нечего, это надо слушать.

Признаюсь, когда ставил диск в плеер ничего путнего не ждал. О, сразу слышу грозный окрик: да ты уже какой раз пишешь про "ничего путнего не ждал" применительно к альбомам российских групп. Ах ты ебаный русофоб! Тут вы правы, господа, так и есть, уж сбился со счета, начиная рецензии российских релизов со слов "ничего хорошего не жду", и, вероятнее всего, еще много раз начну с чего-то похожего. Ибо на самом деле ничего хорошего не жду. В лучшем случае поделка оказывается не очень бледной копией какой-нибудь западной команды, в худшем - убогой графоманией, мало интересной даже самому графоману. Беда с этой углеводородной веткой индустриального андеграунда, самая настоящая беда.

Во Вконтактике альбом ОЦЕПЕНЕВШИХ / ВИРЬ всплывал задолго до того момента, как добрая почта принесла мне промо, но раз уж я ничего толкового от команд не ждал, то лень было даже во Вконтактике альбом погонять. Вот такая я сволочь. Но почта пластинку принесла, не сожгла ее, бульдозером не покрошила, в ров не выбросила. Издатель не поленился пластиночку на эту самую почту отнести, честно заработанную денежку ради меня потратить, поэтому, согласитесь, нужно слушать, ну хотя бы разок. Послушал. К своему удивлению не только дослушал За ножом до конца, а даже крутанул диск еще разок-другой. Ибо оказался диск удивительно хорош.

ОЦЕПЕНЕВШИХ до сего дня я слышал. Не то, чтобы они мне не понравились, скажем так - понравились не до такой степени, чтобы мне захотелось следить за их карьерой более пристально. ВИРЬ я вообще не слышал ни разу, хотя, если верить биографии, - проект немолодой и того-сего добившийся. Полистал пару старых треков этого ВИРЬ… ну как бы не очень, судя по всему, я не многое потерял, не слышав его ранее. Впрочем, индустриальное насилие над гитарами - не мое, я такую музыку практически не слушаю. Ни российскую, ни европейскую, ни канадскую, например. А вот За ножом зашел великолепно. Отличная пластинка, я вам скажу. Пожалуй одна из лучших в России за последние лет так пару. Хороша она по целому ряду причин. Попробую их обозначить в меру сил.

Во-первых, музыка За ножом достаточно оригинальна. То есть она оригинальна настолько, насколько может быть оригинальна индустриальная музыка наших дней. Слушаешь альбом и не ловишь себя на мысли, мол, а вот этот кусок уперт у тех-то ребят, а вот этот - у тех. Тут все вполне самобытно.

Во-вторых, музыка За ножом не есть творческая мастурбация на тему industrial, как это часто бывает в России (и не в России), а есть настоящая музыка, то есть звуки с настроением, с чувствами, с атмосферой, если хотите: грохот, визг гитар, гул, дичайшие вопли вокалиста создают уродливого голема тотальной безысходности и беспросветной обреченности. Ей богу, хоть ты хватай кухонный топорик и, как та дурная девка, режь себе вены. Если нет топорика, то хоть напейся и разбей морду первому встречному или, на крайний случай, себе о первого встречного. Натуральный звуковой ад, широко разбитое окно в самую мякотку Кали Юги. Чувства, сами понимаете, - это очень важно. В-третьих, альбом хорош тем, что является едва ли не единственной попыткой переосмыслить тот пласт индустриальной культуры, который наш кусок суши благополучно проебал, находясь сначала в совке, а потом в потоках говна и блевотины подыхающей имперской громадины. Весь тот пост-панк, прото-индастриэл, грохотанье по металлическим бочкам и извлечение странных звуков из расстроенных синтезаторов… Велосипед, понятное дело, изобретать мы никого не заставляем, но переосмыслить кое какие явления не мешало бы, ибо трудно расти вверх не имея корней. ОЦЕПЕНЕВШИЕ / ВИРЬ этим и занялись - взглянули на классику глазами нового века. Получилось интересно. Запад такого рода музыки наелся лет 20-30 назад, ему она не интересна, взгляд замылился… ну а россияне показали всем, что многое из того, что было раньше, вполне актуально и сегодня.

В общем, не пропустите. Очень достойный релиз. Может, целиком альбом у ОЦЕПЕНЕВШИХ / ВИРЬ получился и не вполне законченным, но большая его часть хороша настолько, что вы просто не заметите ту меньшую и менее удачную его составляющую.

Давно ли ты слушал музыку?
Нет, давно ли ты СЛУШАЛ музыку, дорогой конфидент - не отвлекаясь ни на что, чем можно заниматься одновременно с этим; оторвав внимание от тысячи других дел, изолировав себя звуком, обмотавшись проводами наушников или чем там ещё?
Хорошо. Недорогая редакция, например, не может похвастаться повышенной концентрацией при прослушивании музыки, используя её в последнее время исключительно как саундтрек к ситкому "Сансара". Но есть исключения, об одном из таких исключений - ниже.


С каждым годом неотвратимо забываются названия музыкальных жанров, ветер времени отдирает яркие когда-то ярлычки от предметов, на которые они были наклеены - и вещи предстают пред разумом в гораздо более реалистичном виде. Вот, к примеру, за время появления и существования проектов "Оцепеневшие" и "Вирь" ярлычки не приклеелись как следует и пытаясь охарактеризовать их звук по отдельности натыкаешься на некоторые сложности. Есть чудесная призказка у тибецких сотонистов (они произносят её обычно, рассказывая про принципиальную неизьяснимость Абсолютного человеческими языками) про немого, который знает вкус сладкого, но не может объяснить вам, что такое сладость.

Мы, к счастью, обладаем даром речи, но если "Вирь" у нас с определённым успехом таки проходит под ярлыком "охуенный такой русский сладжец", то с "Оцепеневшими" чуть сложнее. Что-то вроде "Натяну шкуру построка / на индастрыла каркас / и митал добавлю сбоку / штоп вскрывало нахуй вас".

В общем, оба проекта в тесной темноте экстремальной андеграундной сцены горят ярко, поэтому их творческий союз в виде альбома "За Ножом" не прошёл бы незамеченным лет семь назад.

А сейчас? Такое ощущение, что сейчас ситуация несколько другая - всем как будто похуй, наборы актуальных ярлычков поменялись, а без свежих ярлычков во тьме андеграундной сцены музыка видна куда хуже. Вспоминается заря подземных нет-зинов - чудесных рецензий, топивших каждый свежий релиз в бочке с говном или возносивших на пьедестал. Где это всё? Где истекающие едким сарказмом титаны художественного рецензирования? Вестимо - растят детей, уходят в отшельники, а то и становятся депутатами "Единой России" (что, впрочем, всё равно лучше, чем быть просто пафосными мудаками с дырками в руках и ногах).

Вот и приходится нам брать всю тяжесть подобной роли на свои кривые плечи. Тем более, что "За Ножом" - это альбом, в котором столь много родного отзывается в нас, как эхо со дна той пропасти, в которую (или из которой) мы смотрим, глядючи на обложку релиза.

И действительно, "За Ножом" - это альбом о нисхождении. Первые звуки - словно беспамятство, довлеющий гитарный фидбек, заводки, балансирование в густой тьме вне времени и пространства.

Так продолжается ровно столько, чтобы успеть забыть о том, что такая тьма может внезапно взорваться барабанами и ощериться криком-хрипом Сергея из "Виря", а подхвативший грувистый рифф потащит куда-то вниз, на дно. Так и происходит.

Я НАКЛОНЯЮСЬ И ПАДАЮ
В МИЛЛИАРДЫ ЗМЕЙ
ХОЛОД
ТЫСЯЧИ ДВЕРЕЙ ЗАКРЫВАЮТСЯ ЗА МНОЙ
ТЫСЯЧИ ЗВЕРЕЙ
ТЫСЯЧИ ЗВЕРЕЙ
Я ВИЖУ
ТЕПЕРЬ
Я ВИЖУ
Я ЖДАЛ ЭТОТ ДЕНЬ КАЖДЫЙ ДЕНЬ
Я ОПУСКАЮСЬ ПОД ВОДУ
Я ОЩУЩАЮ МОКРУЮ ШЕРСТЬ МЁРТВЫХ ЖИВОТНЫХ
И ИХ ОГРОМНУЮ ЛЮБОВЬ
ИХ БЕСКОНЕЧНУЮ ЛЮБОВЬ
Я ЖДАЛ КАЖДЫЙ ЧАС
Я ЖДАЛ КАЖДЫЙ ДЕНЬ
Я ЖДАЛ КАЖДЫЙ ГОД
Я ЖДУ


Первый трек, "1000 дверей", является самым сильным на альбоме - и выводит слушателя на первую инфракосмическую скорость, необходимую для глубокого погружения в пучину безысходности. В этот трек каждый проект вложил наиболее характерные свои черты, от "Виря" здесь психоделия, изрыгающаяся в виде истеричного потока сознания, а Иван и Арнольд из "Оцепеневших" выступают эдакими дилерами катарсиса и кататонии.

Затем звучание плавно перетекает в трек "Котлован", который также продолжает тему дальнейшего вгрызания во тьму, спуска на дно. Мертвенная драм-машина роет чёрный мёрзлый грунт, мерно погружая нас всё ниже и ниже, а зубцы индустриальных шумов вычерпывают остатки эмоций, оставшиеся от предыдущей композиции. Название трека заставляет вспомнить одноимённую повесть Платонова - и это наверняка верная ассоциация, которая ещё более усугубляет мрачное впечатление.

С третьим треком ("Солнце Мёртвых") мы оказываемся на том самом метафизическом дне, где мрак и богооставленность - и тут уже совсем заметен фирменный звук "Оцепеневших": высокочастотно-острые биты Арнольда и гитарный шугейз, сменяющийся устремляющимся к верху (видимо, к свету того самого невозможного солнца) риффом, который заставляет почему-то вспомнить о пшековском проекте Job Karma.

Этот гимн базовой перинатальной матрице №2 завершается эмбиентным ступором абсолютного температурного нуля - точнее, трека с таким названием ("-273°C"). Где-то к середине следующей композиции ("Чёрное") по нашей версии происходит некая смена вектора альбома - и вот тут мы можем уже уверенно предположить, что вид на обложке - это не взгляд вниз, в бездну, но вверх.

Это очень ёмко описывается историей, центральный момент которй и дал название альбому:

Название из рассказа одного активиста, который сидит за убийство по превышению пределов самообороны; он объяснял, как устроена жизнь:

"Эти люди шлют тебя нахуй, и ты развернулся и пошел. Они думают, что ты просто слился, но на самом деле ты пошел за ножом. Вся наша жизнь - это путь за ножом".


Вот так-то.

Дальнейший ход альбома - это возвращение наверх, сквозь обморочную скатологию - к звёздам. Когда Сергей отхаркивает под конец трека "За Ножом" фразу "СКАЗОЧНЫХ ЖИВОТНЫХ ТЫ УВИДИШЬ НА НЕБЕ! БЬЮЩИХСЯ В АГОНИИ ЖИВОТНЫХ УВИДИШЬ!" возникает ощущение, что протагонист вылез из глубочайшей дыры наверх, под звёзды, с весьма недвусмысленными намерениями в безумных глазах - и это наверняка правильное впечатление. Когда возвращаешься со дна ада, обычно приносишь не мир, но меч.

Если же отбросить все визуализации перипетий катабазиса лирического героя, то можно резюмировать общее впечатление: драматизма, мрака и профессионализма на альбоме дохуя. Некоторые места провисают в своей эмбиентной стагнации в то время, как хочется больше запрокинутой вокальной истерии "Виря" или той стены гитарного звука, которая так ценится нами в "Оцепеневших", но в итоге мы имеем больше индустриального звучания, что, впрочем, тоже хорошо. Коллаборация получилась удачной - индивидуальная лепта проектов заметна в аспектах фирменного звучания, в тоже время - альбом слушается целостно и непротиворчиво.

Хочется надеяться, что сходив за метафорическим ножом, музыканты не остановятся на этом, применив его по назначению в ближайшем будущем. Аминь.

Пойду сейчас на прощанье товарища Пашкина убью.

Алмазнания, Katabasia.

[...] Неоднократно убеждался, что хватает русских музыкантов во вселенной современной музыки, что ведут свой разговор с иноземными героями на равных. Однако здесь они по большей части обитают на культурной периферии. Вообще наша "гордость" последних десятилетий несколько специфична. Так, в экономике "реформаторы" могли продать завод по цене магнитофона, зато за полудрагоценный камень требовать выплаты, эквивалентные алмазу. А в культурном плане расстроенная балалайка или заезженная пластинка упорно навязывалась в качестве высот русского национального творчества. Притом, что автономия нашего рока заканчивается где-то на западной границе России, максимум, расширяясь до границ СССР, а вот различные экспериментаторы куда более открыты миру, сохраняя собственную идентичность. Они говорят на одном уровне, и порой - тоньше, глубже и интереснее.

В середине весны "Оцепеневшие" в компании с другой незаурядной группой экспериментального подполья "Вирь" представили альбом "За ножом", выпущенную лейблом "ZHELEZOBETON", который специализируется на разного рода необычной, индустриальной, шумовой музыке. Пластинкой я как раз разжился на вышеупомянутом концерте, хотя в Интернете, в том числе в социальных сетях, альбом находится в свободном доступе. "Оцепеневшие" появились на свет лет семь назад, из знаковых моментов биографии можно отметить, например, совместный вечер в культурном центре "Дом" с Юрием Витальевичем Мамлеевым, концептуальный сплит-альбом с Allerseelen и Neutral.

На этот раз союз двух команд выдал нечто большее, чем просто объединение усилий, произошел совместный выход "за флажки", получился цельный, мастерский и завораживающий альбом.

"За ножом" - это такая алхимическая реторта, в которой смешиваются явления, идеи, стили просто-таки из разных галактик. Индастриал, дроун-металл, дарк-эмбиент, гитарный нойз, режущий вокал. Русская классика - Шмелёв, Платонов, тут же постструктурализм и радикальная политика. [...]

Пожалуй, это не апокалиптическая картина мира с мгновениями уходящего времени, тут время по-платоновски "застыло в оцепенении". Сложная перспектива, к тому же лишённая утопической радости. Выход в интенсификации предельного опыта. Где ужас и благоговение нераздельны, где можно потерять всё, зато обрести мир, в котором возможно волшебство.

Кстати, нож традиционно символизировал инициацию, переход на новую стадию. А у буддистов - освобождение от уз невежества и материального мира. Действительно, пора "за ножом".

Андрей Смирнов, "Завтра".

© 2002-2016
Radionoise.ru