Мира Древо - Озёр небеса

Мира Древо
"Озёр небеса"

CD (лим. 500)
ZHBD-02


1. Просторы
2. Вниз по реке
3. Ладога
4. Конь-камень
5. Отмель звёзд
6. Огни на том берегу
7. Полночь покинутых кораблей
8. Гроза

длительность: 62:23
дата выпуска: 08 ноября 2012 г.
цена: 500 руб.

* bandcamp.com

Дебютный диск Мира Древо "Озёр небеса" записан по мотивам путешествий вокруг Ладожского озера, на берегу которого живёт автор проекта - Скальд, в миру преподаватель философии и мастер по изготовлению керамики средневекового образца. Скальд всерьёз занимается музыкой с 2003 года, и после долгих музыкально-мировоззренческих трансформаций пришёл к сбалансированному сочетанию традиционности, созерцательности и ритуальности в своих композициях. Используя большую палитру электронных и акустических инструментов - синтезаторы, полевые записи, сэмплы, духовые, варган и гитару, - он рисует атмосферу этого прекрасного места силы.

Виды Ладоги запечатлены и в графических иллюстрациях Валентины Мустаярви, сопровождающих аудиозаписи. Всматриваясь в картины озёрных просторов и шхер, вслушиваясь в музыкальные картины, нет-нет, а почувствуешь дуновение свободных ладожских ветров, и звуки вод отразятся в уме мерцающими образами карельской природы... Неизменны моря и океаны в виде своём, потому вид их завсегда архаичен. А Ладога недаром зовётся пресноводным морем, або как море бывает сурова и бурна, море Нево - звали в старину Ладожское озеро путешествующие купцы. Аукается ли Миро Древо сквозь времена со стародавними наблюдателями водных гладких просторов, поёт ли свою задушевную песню, а ладожской водицей напоённый музыкант поведал нам эти звучные сказы...



Рецензии

Событием, давшим мощный заряд вдохновения для Скальда, автора «Мира Древо», стало путешествие по Ладожскому озеру, посещение его островов, еще хранящих вполне зримые следы давних времен и событий. Трансформировав свои впечатления в музыкальную форму, автор передал частичку своих эмоций и мыслей слушателю, создав не менее вдохновляющее произведение, после прослушивания которого хочется собрать рюкзак и рвануть первым поездом на Ладогу, чтобы воспринять энергию этих мест, подышать чистым воздухом, поймать на водной глади рассветные краски и всполохи полярного сияния. Одним словом, «Озёр Небеса» пробуждает в душе романтические нотки и подталкивает на неторопливые размышления о вечном единстве природы и человека.

Альбом реализован в стилистике «фолк эмбиент». Здесь удачно объединены атмосферные электронные зарисовки, порой напряженные «энигматические» ритмы, превращающиеся постепенно в громогласные отголоски ритуальных действ, природные звуки, среди которых преобладает очень реалистичный плеск воды (кажется, что волны озера плещутся прямо у ног, можно нагнуться, протянуть ладони и прикоснутся к ним, ощутить на пальцах освежающий холод). Также Скальд, помимо электрогитары, играет на многих народных инструментах – варгане, флейтах и дудочках, гуслях, поющих чашах, активно задействована металлическая перкуссия в виде палочек и ветряных колокольчиков, а также различные шуршащие и трещащие предметы. Мелодии просты и лаконичны, хорошо ложатся на слух – им веришь, как и историям, составляющим основу каждой композиции. Следишь за развитием музыкальной темы, идешь на зов дудочек и таинственных голосов, смотришь на название трека – и тут же выстраиваешь в воображении яркую картину, ловя отражение неба в озере (или озера в небе?), разглядывая вереницы узких тропок, которые вместе с устьями рек ведут к озеру, к его островам, на каждом из которых история отпечатала свои следы, будь то древний Конь-камень, хранящий память об обрядах предков, или же заброшенные бункеры и ржавые остовы лодок, стоящие памятниками победы природы над техногенной цивилизацией. «Мира Древо» рисует Ладожское озеро разным – спокойным, буйным, залитым солнечным светом и хранящим загадки ночной тишины, остуженным ревом холодной метели. Стоит отметить, что автор, реконструируя языческую ритуальность во многих композициях (что кажется вполне логичным применительно к теме), не ставит ее во главу угла – это часть истории места, в том числе и духовной, но на равных правах здесь существует и перезвон колоколов Валаамского монастыря, без которого Ладогу также уже трудно представить. Очень живописный альбом, открывающий места и явления, к которым хочется прикоснуться в реальной жизни.

Могучим узловатым стволом возвышается над уровнями бытия великая древесная Ось: здесь в кроне, на ветвях, за грубой корой и среди листвы, нашли (и продолжают находить) свое место многие творческие сущности. Мира Древо, безусловно, являясь таковой, обретает свое воплощение далеко внизу, там, где находится самое сокровенное – корни, и проект Скальда (как именует себя автор) омывает их и кормит студеной влагой Ладоги. Но, в общем-то, выражение «далеко внизу» является не совсем верным, поскольку своей ясноокой пронзительной глубиной и ethereal-атмосферой “Озёр Небеса” вполне могут поспорить с лазоревой высью, и может статься так, что это дерево прорастает прямо из предзвездного купола.

Здесь, под светлой кожей внимательного эмбиента, хорошо различимы голубые вены, наполненные перелетными песнями флейт и грудным голосом варгана, серебряной росой колокольцев и тревожным перебором гитарных струн, а по отмелям этих линий горят ритуальные ритмические костры, обязательно отороченные замечательными полевыми записями с побережных территорий. На представленные звуковые просторы не действует даже вездесущая и беспощадная сила тяжести, не способная ни удержать, ни замедлить плавный ход ладей-мелодий, которые дикими лебедями скользят по тихим заводям композиций. В должной степени всё происходящее может напомнить творчество Севера и Лихолесья, хотя Мира Древо звучит более «этнически»: в своем первичном значении (и, конечно, без приставки «нео») здесь очень сильна фольклорная часть, отвечающая и изысканиям автора, и общему масштабу треков. Не сразу удается сформулировать почему, но этот диск слушается действительно свежо на фоне многих, высосанных из одного лишь гула, «ритуальных» проектов, и одним из факторов, обуславливающих это, является насыщенная уравновешенная созерцательность. Эта сбалансированность альбома ощущается как в общей гармонии, которой наполнены несущие опоры нот, так и в откалиброванном соотношении и взаимодействии электронных сонаров с органической материей: человек в данном случае является ни венцом природы, ни захватчиком - лишь простым гостем, путешествующим на лодке по тихим водам, и вслушивающимся в древнюю речь, а Природа, в свою очередь, прислушивается к этому существу. Так, совершенно незаметно, во взаимном внимании и проходят все 68 минут звучания, оставляя после себя только добрые воспоминания.

“Озёр Небеса” – это, прежде всего, некий берег (метафизический ли, берег реки или берег неба), как новый, только что открытый, горизонт – новый рубеж восприятия, новые земли слуха. Как в давние времена по Ладоге проходил знаменитый путь «из варяг в греки», так сейчас Скальд проводит слушателя к далеким, но родным видениям, очищая заржавелые звенья памяти своей красивой музыкой. Здесь каждый скиталец сможет вдосталь напоить своих лошадей чистым и прозрачным эмбиентом из глубоких плёсов. И уж совсем не понять – отражаются ли звезды в зеркальной водной глади, или же это небо отражает сияние речных зарниц…

И, вне всяких сомнений, внимание задержит, выполненное Валентиной Мустаярви, прекрасное оформление релиза, в котором музыкальная часть диска полностью находит свое отражение.

Однажды я уже заводил речь о том, как в последнее время российская индустриальная (и не только) сцена "осветляется" и, можно сказать, добреет. Примеров множество - от Theodor Bastard до Vresnit / Siyanie, но суть не в них. Гораздо приятнее тот факт, что в смягчении взглядов и переходе к менее радикальным средствам самовыражения виновата не какая-то мода (вроде моды 80-х на нью-эйдж), но действительно существующая в кругах музыкантов тенденция к "взрослению". Не совсем адекватный термин, тем не менее суть явления выражающий вполне ясно, ведь зачастую рьяный поиск юности в сфере формы переходит к поиску в сфере смысла. Кажется он уже не таким рьяным, так как проявления его уже лежат внутри души музыканта, проявляясь вовне во вполне осмысленной и законченной форме. В таком понимании становится ясно, как яростно-личностный вектор блэк-металлической музыки может перейти в спокойную, малоподвижную, созерцательную атмосферу акустического фолка и этники. Эмбиент-музыка отодвигает личность музыканта на второй план, да и вообще стремится к полной децентрализации творения. Так и выходят альбомы вроде данного, где концептом является путешествие к Ладожскому озеру в мире материальном и совсем другая дорога на уровне мистическом. Символизм не чужд этой работе, хотя и присутствует в ней совершенно ненавязчиво. Никаких мощных аккумуляторов смысла вроде свастик, крестов, пентаклей и т.п., столь любимых металлистами. Чистая созерцательность, направленная в первую очередь в окружающее пространство, а уже потом к личным переживаниям и впечатлениям.

Если говорить о внимании к окружению, то именно его, на мой взгляд, не хватает многим современным людям. Дело даже не в игнорировании живой природы - какое дело до вырубки лесов рядовому гражданину, когда ему даже на подъезд своего дома наплевать, в прямом и переносном смысле. Человек не обращает внимания не только на то, куда он бросает мусор, но и на то, кто проходит мимо него по улице. Взглядом встречаются мимолетом, вскользь - так же происходят и вылазки на природу. Человек выгуливает свое тело на поводке города, подобно тому, как это делают собачники в скверах, парках и других "памятниках природе". Неудивительно, что так же происходит и в музыке - большая часть музыкантов не решаются выползать из стилевой ниши дальше, чем позволяет страх быть непонятым. Играть металл с каким-то этническим инструментом - уже экзотика. Выйти из металла совсем да заиграть при этом не двухклавишный блэк-эмбиент, а по-настоящему насыщенную и атмосферную музыку - в какой-то мере для рядового горожанина равносильно уходу на ПМЖ в глухую деревню. Самому приходится и инструменты осваивать, и писать, и сводить. И не потерять в этой "бытовухе" изначальную цель - познать себя, познать мир, переживать, чувствовать, осознавать происходящее незамутненным взглядом. "Мира Древо" - по-настоящему сильный искатель истины, ведь все это ему удается.

Есть в музыке альбома спектр эмоций, который передать единичным впечатлением не удается, впрочем и не нужно пытаться. Подобно звукам воды, сопровождающим наше путешествие, музыка так же текуча и переменчива. Время ускоряет свой бег, пространство сходится в тугой перспективе прошлого и настоящего. Сквозь колокольный звон, языческие сказания, варганы и перкуссии шаманов музыка бежит все дальше, к началу времен, к корням первородного Древа. Из точки начала все прежде виденное разворачивается спиральным пейзажем, коловратом бесконечности. Хороший пример того, как внимание к окружению, к взаимосвязям между людьми и Природой приводит сознание к фокальной точке мироздания. Окружность и ее центр становятся единым. В таком мироощущении игнорирование окружающих становится чем-то странным, а наплевательское отношение к природе походит на истязание своего же тела. Возвышенное настроение альбома плавно спадает к меланхолии на последних композициях. В них звучит электрогитара, появляется все больше электронных звуков... Приходит ночь, человек возвращается в свое жилище, оставшись один на один с мыслями и образами дня. Открывается новое пространство - сфера опыта внутреннего. Несмотря на грустные нотки, в нем звучит уверенность, что когда-нибудь люди снова будут жить в гармонии с природой и друг с другом.

© 2002-2016
Radionoise.ru