The Infant Cycle - Playout

The Infant Cycle
"Playout"

CD-R (лим. 250)
ZHB-XI


1. How to Bow a Tone Arm [mp3]
2. Skinning the Platter [mp3]

длительность: 30:15
дата выпуска: 29 марта 2007 г.
цена: 330 руб.

* bandcamp.com
* theinfantcycle.com

The Infant Cycle - проект канадского артиста Джима ДеДжонга, работающего под этим именем с 1992 года. Это может показаться удивительным, но все 15 лет он оставался в пределах андерграунда экспериментальной музыки, и его имя хорошо известно лишь отъявленным энтузиастам и исследователям этого странного феномена. На счету проекта 6 полноформатных альбомов на кассетах и CD-R, несколько синглов, а также удивительная серия миньонов "Clear Shape" ("чистая форма"), изданная ультра-лимитированным тиражом на прозрачных виниловых пластинках необычной формы (квадрат, шестиугольник и треугольник). Джим также записал множество совместных работ с такими музыкантами как Big City Orchestra, Dronaement, Orphx, Айдан Бэйкер, Delphium и др., часть из них была издана на его собственном лейбле The Ceiling.

Музыка The Infant Cycle никогда не отличалась напряжённостью или перегруженностью деталями, вместо этого она фокусируется на тонких аспектах звучания отдельных тембров и их сочетаний. Такая фактурная направленность позволяет создавать совершенно особенное воздействие, и кажущийся минимализм увлекает вглубь созерцания бесконечности возможных комбинаций микрозвуков. При этом Джим отлично умеет ладить как с ритмами, так и с дроново-эмбиентной прострацией. В числе его любимых инструментов значатся Poly-800, радиоволны, обратная связь, полевые записи и изменённые виниловые пластинки.

Про пластинки стоит сказать особо. Джим делал надрезы на изношенных дорожках, получая таким образом простые и неприглаженные (а кроме того и непредсказуемые) ритмические рисунки. Однажды он решил сделать запись, ограничив источники звука только лишь винилом и операционными шумами, которые издавала его старая 4-скоростная вертушка "Califone". Дополнительные шумы генерировались прикладыванием бритвы к пластинке под разными углами во время проигрывания на разных скоростях, а также записывались звуки разнотональных вибраций тонарма, по которому водили смычком.

Один из ранних таких треков, названный как раз "Playout (Early)" появился на сборнике "Lágrimas De Miedo N°8 - Sund", прилагавшемся к восьмому номеру французского журнала "Fear Drop" (2001 г.). Ещё два фрагмента были выпущены на 5" пластинке в качестве промо перед грядущим CD-релизом, запланированным на американском лейбле Merchants Of Sound. Однако лейбл вскоре приказал долго жить, а запись пылилась и пылилась в закромах архива The Infant Cycle. И теперь мы безмерно рады, что имеем возможность предложить её вашему вниманию!



Рецензии

Канадец Джим ДеДжонг (Jim DeJong), стоящий за проектом The Infant Cycle, начал свою музыкальную деятельность в начале 90-х годов прошлого века. Тем удивительнее, что его известность со временем так и не переросла статус локальной. Даром, что на счету проекта шесть полноформатных альбомов на кассетах, CDr и виниле, а также множество совместных работ с музыкантами вроде Dronaement, Orphx, Айдан Бэйкер и др. Однако ДеДжонга вряд ли можно причислить к фигурам второго плана. Скорее аудиторию The Infant Cycle ограничивает экспериментальный (по большей части) характер его работ, зачастую граничащий с формализмом. Исходным материалом для музыкальных композиций ДеДжонга служат старые виниловые пластинки, аналоговые синтезаторы, радиоволны, эффекты обратной связи, а также полевые записи. Из всего этого сооружаются минималистичные образчики электронной музыки, отличающиеся абстрактным и неэкспансивным саундом, вкус к которому может развиться только при внимательном и детальном ее прослушивании.

Альбом Playout, изданный питерским лейблом Zhelezobeton, содержит материал, записанный The Infant Cycle в 2003 году. Два трека продолжительностью по 15 минут каждый. How To Bow A Tone Arm начинается с относительно жесткого перкуссивного ритма, который, впрочем, вскоре несколько ослабит свой натиск. В качестве же компенсации к нему присоединяется жужжание какой-то машинерии, которая будет сопровождать слушателя на протяжении всего трека в больших или меньших дозах. Во второй композиции - Skinning the Platter – более медленный, глитчевый ритм постепенно абсорбируется абстрактным амбиентным облаком, но после снова появляется и единолично доводит трек до финала.

По сути, ничего сверхъестественного в музыке The Infant Cycle нет. Но вот что нельзя отнять у проекта, так это детальной проработки звучания, на которой, собственно, и держится вся его метафизика. Цитируя пресс-релиз, «такая фактурная направленность позволяет создавать совершенно особенное воздействие, и кажущийся минимализм увлекает вглубь созерцания бесконечности возможных комбинаций микрозвуков». Соглашусь.

Чем насыщеннее музыкальная картина прямыми отсылками и родственными связями с объективной реальностью, тем проще её анализировать, разбирать в голове на составные части, умозрительно пробовать на язык и разглядывать под микроскопом. Экспериментальный шум частенько представляет собой задачу неразрешимую, форменный парадокс восприятия, полный коллапс традиционной системы распознавания традиционных коммуникативных сигналов. Начнём с того, что такого рода музыка вообще редко руководствуется потребностью собрать воедино всяческие мысли-чувства, сцепленные между собой логическими связями. Обычно музыканту-экспериментатору хватает углублённого изучения извилистого пути, проделанного звуком от своего источника до "устья" - конечного выражения на звуконосителе. Образы, действия, положения - и, тем более, чувства - уступают место сосредоточенным электроакустическим манипуляциям. Сбросил всё лишнее как балласт, засел за работу...

... и улетел.

Проекту канадца Джима де Йонга The Infant Cycle не чужд ни голый формализм, ни полураздетый структурализм. Не чурается он и подхода шум ради шума. Во всяком случае, запруживать свои работы непосильной и не всегда осознанной смысловой нагрузкой де Йонг считает излишеством. Все образы ненамеренны, все совпадения случайны. Единственное, что имеет хоть какое-то значение - это микрокультура звука, её целенаправленная метрическая организация в максимально лаконичной, строгой форме. The Infant Cycle не мыслит понятиями ассоциативности или смежности, не обобляет из реальности определённые сочетания предметов, явлений или чувств, и уж точно не устанавливает понятийных связей между ними - как это, например, делает Эндрю МакКензи и его The Hafler Trio. Де Йонг ничуть не колеблется между звуком и смыслом, а во всех возможных случаях предпочитает стихию звука всему остальному. Джим привык работать сугубо в пределах аудиосферы. Звуки он вырывает из привычного для них контекста и помещает в непроницаемый толстостенный аквариум, где созданы все условия для лабораторной жизни под пристальным наблюдением. Всякий желающий может вооружиться лупой и полюбопытствовать, как устроена абстрактная звуковая система, порвавшая со смыслоцентристской, чувствовыразительной философией художественного бытия, живущая сухими схемами построения и звуковой симметрии, и потому меняющая свои очертания от прослушивания к прослушиванию. Можно назвать это обобщённым видением, хуже не будет.

Источники звука просты до безобразия: расцарапанная виниловая петля, которую защемило по кругу, звуки работы аудиоплеера, смычок да опасная бритва. Джентльменский набор скромного работника немузыкальных объектов, отъявленного путешественника по звуковым ландшафтам. Можно ли этим скарбом свернуть горы? И да, и нет. А зачем? Какая вообще разница? Если надо, горы сами причешут к своим магометам и по одному мановению их руки рассыплются на кусочки. Куда важнее сам процесс - как звуки плавно, словно ленясь, перетекают из одной своей формы в другую, окончательную, чтобы в ней застыть навсегда, для грядущих поколений, если те, разумеется, проявят хоть толику любопытства. Чуть менее, но тоже, за компанию, важен и результат - полчаса не самых тривиальных звуковых модуляций под знаком монотона. А всё остальное - чепуховина в квадрате. Вся эта красивая болтовня о самостоятельной реальности, создаваемой творческими устремлениями и электроакустической комбинаторикой - разговоры в пользу голодающих детишек нижнего Судана. Хоть кровавые мозоли на языке начеши, а сыт не будешь.

Кусочки музыки, раскрытые в миниатюре - вот как можно охарактеризовать эту работу канадского музыканта Джима ДеДжонга. Его альбом - это минимал в самом лучшем своем проявлении. По уверениям самого музыканта, альбом написан с помощью виниловой пластинки, стального лезвия, и царапин. Микрозвуки, микромелодии, микрошумы, взгляд в другой, миниатюрный мир, в котором всегда ночь, в котором шепот остался единственным слышимым звуком.

Playout - это 30 минут ритмов, которые скорее угадываешь, чем слышишь. Это очень простые и очень живые звуки, каждый из которых как бы живет своей жизнью, но вместе со всеми рождает длинные цепочки минимальных трансформаций. Внутри этих трансформаций живут сложные узоры из тресков, дронов, скрипов, кликов и царапин, которые вдруг резко и неожиданно меняются, разворачиваясь к слушателю обратной стороной, и вот уже теряешь ощущение того, что слушаешь пластинку. Атмосфера альбома прочно сливается с атмосферами комнаты, улицы, автомобиля... Где бы я не слушал этот диск, он неизменно становился неотъемлемой частью моего окружения.

Playout - это движение. Но не плавное движение вперед или назад, вверх или вниз... Это резкие скачки между различными гранями восприятия музыки. Микрокосмос, проживающий все стадии - от рождения до коллапса за 30 минут, со всеми эмоциями, переживаниями, чувствами. Альбом слушается на одном дыхании, и как только последний шум оставляет только след реверберации, вместе с этим следом остается ощущение того, что перед глазами пролетела маленькая, микроскопическая жизнь со всеми ее сложностями, выраженными в крошечных почти незаметных звуках.

Noirum, TheSound.ru.

Аскетизм - вещь увлекательная до жути. Вот и нутро актуальной музыки то и дело сотрясают судороги самоограничения. У перебравших с гаджетами музыкантов случаются отторжения, которые порой приводят к клиническому ретроградству. Тогда стройными рядами из небытия возвращаются магнитофоны и пленки, 8-битное звучание и ветхие аналоговые синтезаторы. Впрочем, и это не предел. Можно ограничиться одним единственным источником звука, например, зацикленной дорожкой исцарапанного винила, проигрывателем, скрипичным смычком и лезвием. Что получиться? Например, альбом "Playout" канадского проекта THE INFANT CYCLE.

Материал этого альбома был знаком мне по двум минутным огрызкам, отпечатанным на пятидюймовой виниловой пластинке, которая вращалась со скоростью 45 об/мин. Сорок копий этого сингла предназначались дистрибьюторам и приятелям, так что ко мне этот сувенир попал совершенно случайно. Составить мнение о музыке тогда не получилось - слишком мимолетными были впечатления, рождённые шестьюдесятью секундами звука. И вот, по прошествии нескольких лет, полноформатная версия всё-таки вышла, но не на Merchants Of Sound, как предполагалось сначала, а на Zhelezobeton. Время звучания увеличилось до получаса, число доступных копий - до 250. Каркас каждой пьесы - это 15 минут винилового хруста, воспроизведённого в цикле на разных скоростях. Спотыкаясь и подпрыгивая на царапинах зацикленной дорожки, игла тонарма изготовила несколько прихотливых текстур, которые в дальнейшем подверглись более детальной проработке. Итог - две крайне скупые на содержание композиции, основные составляющие которых - сухой треск и непостоянный органический гул. Тем не менее, этого оказывается вполне достаточно, чтобы цепко держать внимание слушателя на пограничной территории где-то между Hi-Tech и Old Scool.

"Запись изготовлена при непосредственной поддержке канадского правительства, в 2003 году инвестировавшего в современное искусство страны кленового листа двенадцать с половиной миллионов долларов" - сказано на обложке диска и той маленькой пластинки, с которой когда-то и началась эта история. На сегодняшний день это один из самых удачных релизов Zhelezobeton. Если вас застукают за прослушиванием "Playout", краснеть не придется.

Денис Ведерко, Машинное Отделение.

Мы говорим "The Infant Cycle" — подразумеваем канадского (Онтарио) мужчину Джима ДеДжонга (Jim DeJong), человека из второго эшелона индустриальной/ постиндустриальной/ околоиндустриальной сцены (если за первый принять Магрини, Кнаппе, иже — ну, вы понимаете, о чем я... Ведь понимаете же, да?), на которой он — с середины 90-х. Сейчас российский "Железобетон" внес свою двухсотпятидесятиэкземплярную лепту в дело пропаганды музыки канадца. Которая музыкой, кстати сказать, почти не является (что в моем скромном понимании всегда очень и очень хорошо. Само по себе). "Playout" — два умеренных 15-минутных трэка с антресолей ДеДжонга, томившиеся там четыре года: вещи были как-то запланированы, среди прочих, на американский CD-релиз The Infant Cycle, но суливший его лэйбл помер, слоны разбежались. И теперь Zhelezobeton уверяет, что безмерно рад все-таки представить сирот нашему вниманию... Ну, насчет радости я, пожалуй, не стал бы так категорически горячиться, поскольку не испытал. Испытал любопытство. Во-первых, как ни крути, второй эшелон — не третий, не какие-то невыговариваемые японские нойзеры с Окинавы, которые даже сами про себя не знают; во-вторых, судя по заявлениям пресс-релиза и рецензиям, дядя Джим крайне серьезен в своем подходе к звуку: он до умопомрачения крути ручки, ища тот особый, эксклюзивный писк (или хрюк), которым сможет всколыхнуть слушателя и убедить его, что 160 рублей (без стоимости пересылки) за поименованный CD-R были отданы не зря.

...ДеДжонг сильно любит спотыкающиеся виниловые пластинки и радио. ДеДжонг сильно любит это дело закольцевать и изобразить сим что-то вроде назойливого, но не сердитого квази-ритм-н-нойза, как бы интеллигентно побуцкивающего то тама, то сяма, и под конец съедающего самого себя, оставляя потребителя в средней степени недоумения ("How To Bow A Tone Arm"). Потом ДеДжонг любит пространный, замирающей усталой отдышкой глитчевый эмбиент, могущий, похоже, в этом своем замирании длиться вечно. Если батарейки в комплект входят ("Skinning The Platter"). Равно и в первом случае, и втором потрясений слушатель — позвольте уверить — не испытает. И за таким, если вдуматься, нет необходимости засылать нарочного в Канаду — таких пророков и в своем отечестве навалом. Вплоть до передозировки и доминирования предложения над спросом, вы меня, конечно, извините.

Предыдущей записью ДеДжонга, с которой автор этих рассеянных строк имел возможность знакомиться, был скромный "трешка"-сидиар сплит, по-соседский поделенный с земляком Antmanuv, после которого я сделал себе в голове виртуальную галочку, что, мол, было вполне забавно, но эти парни — не те парни, пластинки которых отныне я намерен трепетно коллекционировать, насмерть рубясь за них на молоток.ру. А "Playout" — так он меня в этом умозаключении укрепил еще больше, да.

Oleg Manson, Gaze Into A Gloom.

Ещё один релиз, который совершенно свободен от всяких образов и идеологии, кроме идеологии звука как такового. Являясь переизданием двух редких треков, эта пластинка демонстрирует культуру автора, канадца Джима ДеДжонга, в обращении с виниловым проигрывателем. В случае с «Playout» он препарировал виниловую пластинку безопасным лезвием и вытягивал звук из тонарма с помощью смычка. Таким образом, несложно догадаться, что вся акустическая часть этого получасового мини-альбома сводится к нехитрой структурной электроакустике — лёгкие гудения, щелчки и потрескивания. Как и в случае с дуэтом KRYPTOGEN RUNDFUNK + HLADNA, эти композиции даже композициями-то назвать можно лишь с оговоркой; экспериментальная музыка THE INFANT CYCLE лишена не только образов, но и сколь-нибудь отчётливой сюжетности. Рафинированная механистичность саунда «Playout», абстрактность и минимализм — это всё то, что образует «звук во имя звука». Количество аналогичных пластинок наверняка уже не поддаётся счёту, и запомнить из них что-либо, кроме самых общих деталей, попросту невозможно. Тем не менее, назвать «Playout» неудачей было бы опрометчиво: это одна пластинка из... Можно слушать её, можно что-нибудь другое из этой же темы, можно слушать две (или три, или даже четыре) аналогичные пластинки одновременно — впечатления нисколько не изменятся. Тонкая и лёгкая звуковая материя, порезанная на два 15-минутных лоскутка, так и останется состоять из нитей-шумов и узелков-щелчков на основе зацикленной виниловой петли. Тихая, аккуратная псевдомузыка без цвета, вкуса и запаха. Акустический дистиллят в приятной упаковке. Предназначение: для гурманов.

© 2002-2016
Radionoise.ru