Erthad - Gma

Erthad
"Gma"

CD-R (лим. 250)
ZHB-IX


1. Untitled [mp3]
2. Untitled
3. Untitled [mp3]
4. Untitled
5. Untitled [mp3]
6. Untitled

длительность: 41:14
дата выпуска: 11 февраля 2007 г.
тираж закончился

* bandcamp.com

Казанский проект Erthad существует с конца 90-х годов, но до сих пор так и не выпустил ни одного официального релиза, предпочитая оставаться в андерграунде и записывать музыку только для себя и друзей. Мы давно порывались изменить это положение дел и вот, наконец, рады представить вашему вниманию этот чудесный диск. Альбом "Гма" был записан в 2002 году при помощи звуков голоса и шумовых программных синтезаторов. Сказать, что стиль альбома называется, к примеру, "эмбиент-нойз", - это значит не сказать практически ничего. Диск имеет весьма специфическую атмосферу: это шумовая медитация, спокойная и отрешённая от эмоциональной суеты. Интуитивный электронный пульс синхронизируется с мозговыми частотами, наплывающие и спадающие волны неагрессивного белого шума утихомиривают мысли, а постоянно шелестящие высокие частоты при внимательном прослушивании вызывают диссоциативные ощущения, растворяя восприятие в звуковом поле. Впрочем, всё, как всегда, зависит от самого слушателя.



Рецензии

Девятым релизом питерского лейбла Железобетон стал альбом Gma, записанный казанским проектом Erthad в далеком уже 2002 году. В оформлении использованы оригинальные рисунки автора. На стандартном картонном конверте, в который помещен диск, никаких данных о названиях и длительности композиций нет. Опытным путем выяснилось, что диск содержит шесть треков общей продолжительностью 40 минут, параметрически соответствуя селф-релизу пятилетней (почти) давности. Всего же дискография Erthad насчитывает пять самоизданных альбомов, при этом хронологически Gma самый ранний из них. Он же, волею судеб, стал и первым официально изданным сидиаром.

Музыка Erthad , по крайней мере на этом альбоме, оставляет ощущение того, что ее автор является крайне интроверсивной натурой. Композиции Gma герметичны и погружены в себя самое практически без остатка. Снаружи можно разглядеть лишь дыхательные трубки, по которым с шумом циркулирует кислород. Изнутри же Gma наполнен гудением высоковольтных проводов перед грозой, дрожью трансформаторных подстанций и вихрями белого шума, подспудно появляющимися и исчезающими так же незаметно. Но наэлектризованность Gma ничем не угрожает внешнему миру. От него не исходит потенциальная опасность, его течение не чревато непредсказуемыми траекториями шаровой молнии. Gma отрешенно гудит где-то в сторонке все 40 минут. И только периферийное сознание может угадать в нем что-то свое – безымянное и архаичное. А возможно даже и вневременное… Отчего фактическая дата создания материала становится, в общем-то, не так уж и важна.

ERTHAD (Казань) – новое имя российской шумовой сцены, вышедшее на специализированного слушателя. Как идеал, этот диск стоило бы издать сразу двум “значкам” (так было бы концептуальнее): ЖЕЛЕЗОБЕТОНУ и MONOCHROME VISION. Настолько звуковой подход ERTHAD соответствует стилю обоих этих издателей.

Сложно описать простую вещь, ещё сложнее создать ту самую, как бы простую вещь, без блеска банальности, несущую в себе смысл. ERTHAD пользует достаточно минималистичный звуковой подход: это различные шипения, вздохи, средне- и высоко-частотные звуко-краски. Шесть композиций альбома- полностью монохромные картины, в которых истовое движение шума придаёт странным ландшафтам церемониально-унылый характер. Преобладание средне- и высоко-частотного спектра наводит и на характерные видовые ассоциации: заброшенные железобетонные здания, прохладный, влажный ветер, запертые, объеденные ржой двери с предостерегающими надписями… Туннельный шум пост-присутствия.

Видите ли, в некоторых кругах принято музыкой считать не только легкие и запоминающиеся (или, скорее, въедливые) мелодии, методично вдалбливаемые молодежи через телевизионные ящики и стереофонические радиоприемники (а в последнее время еще и через мобильные телефоны). Есть (и уже немало) людей, видящих музыку в более странных вещах, где неопытное ухо даже структуру распознает не сразу. Впрочем, есть музыка и без структуры вовсе, но сегодня речь не о ней. Казанский проект Erthad записал материал для этого диска еще в 2002-м году, ставшего первым из пяти самоизданных работ; теперь же альбом получил путевку в жизнь усилиями лейбла Zhelezobeton. Путевка, правда, позволит побывать ему далеко не везде: тираж альбома ограничен 250-ю экземплярами, которых, при удачном стечении обстоятельств, на всех желающих может и не хватить. Дело в том, что Erthad сумел записать весьма удачный мрачный шумовой альбом, привлекательно гипнотичный и еще более привлекательный своей отталкивающей бесчеловечностью. Музыка этого диска... хотя нет, скорее все же шум этого диска происходит из звенящих звуков, напряженных проводов, движения воздуха по дыхательных трубках, или чего-нибудь не менее антимузыкального, но сливается компоненты в плотные и мясистые композиции, отрешенные и в чем-то загадочные. Erthad шумит смело и уверенно, не пересакая границы терпимости более-менее подготовленного слушателя, и, в то же время, не подпуская к себе слишком нежное ухо. И поэтому альбом “Gma” вполне может встать на полку, где среднестатистический коллекционер шумовой музыки держит повседневную подпитку своего болезненного увлечения.

Тонкие струнные партии? Грустный плачущий вокал? Саундтрек к фильму ужасов? Нет... все гораздо проще и приятнее – медитативный, циклический нагнетающий шум. Noise-Ambient, раскинувшийся по всему частотному диапазону и волнами нагнетающийся, накатывающийся на бедный, поедаемый мозг слушателя.

Итак, немного истории – проект Erthad – порождение славного города Казани, а данный диск – девятый релиз лейбла Zhelezobeton, за коим числятся такие во всех отношениях интересные издания, как "Thalamus" (совместная работа Kryptogen Rundfunk / Ритуальная Биоинженерия / Hladna, в ближайших выпусках – ждите обзор второй части сией монументальной работы), Necropolis "Necrosphere". Представляет собой данная работа около 45 минут пульса электронных снов и истекания нейтронной лимфы, разделенных на 6 треков. Сама запись была выполнена еще в 2002 году, однако только спустя пять лет, 11 февраля 2007 года увидела свет.

Собственно, первые три из них даже и не хочется разделять – монументальные полотна, насыщенные белым шумом, глубокой низкочастотной пульсацией и разделяющим, подобно расческе, свистом в высоких. Звук, как бы это странно в отношении шумового ансамбля не звучало, чрезвычайно чистый – все жужжания, шипения и стуки слышны чисто и разборчиво, душевно и радостно. За качество записи – ставим большой, вкусный плюс. Часть четвертая работы – ритмична и машинерийна, она является эдаким резким переходам от пульсационных треков, к ритмичным. Она же – и наиболее короткая, вызовет множество удовольствия у людей, которые даже в странных звуковых ландшафтах ищут, за что бы зацепиться привычным музыкальным ухом. Далее начинается снег. Машинное обилие первой части сменяется дронирующими на фоне белого шума элементами, периодически срывающимися на лавинообразное звукоизвержение в нижнем регистре. Чем ближе к концу – тем больше каких-то отдельных всхлипов, тем чаще равномерные, дыхательные звуки некоего механизма срываются порывом цифрового метеоризма. Вдох-выдох, вдох-выдох, мышите-не мышите. И внезапный фейдаут, и потом еще с минуту ждешь – а может, таки не конец... и включаешь на повтор.

Все вышесказанное – позитив, но негатива чуть-чуть тоже будет – в основном, он связан с тем, что если первые три трека – цельные и естественные, то четвертый, пятый и шестой – несколько разделены между собой и медитативный настрой слегка сбивается от перемен в ритм-структуре. Но в целом – очень и очень достойная внимания работа, для почитателей же noise и прилегающих к нему музыкальных территорий – практически обязательна в коллекции.

[...] Музыка Erthad представляет собой, крайне монотонный нойз-эмбиент. Композиции развиваются крайне медленно, словно какая-то вязкая субстанция. Звук помещает слушателя в узкое пространство, наполненное дыханием металлических труб, шипящими белыми шумами и гудением генераторов. Через тело слушателя проходят некие потоки, электричество; его заворачивает в звуковое пространство, словно в тканевую материю.

В мире Gma нет ничего живого. Нет, там не происходило техногенных катостроф, апокалипсисов и других катаклизмов, столь привычных для подобного рода музыки. В этом пространстве жизни не было изначально, только воздух, путешествующий по бесконечным лабиринтам, и всполохи электричества. Альбом этот я бы мрачным не назвал, он скорее очень абстрактный и даже психоактивный. Его нужно слушать в одиночестве.Gma – это путешествие…

Очень удачный релиз. Ничего революционного, но все же очень крепкая работа. Думаю, найдутся 250 человек, которые захотят отправиться в миры Erthad…

Коренное отличие нефигуративного искусства от околореализма всех сортов и мастей - это то, что второй претендует на объективность и с переменным успехом пыжится передавать фрагменты действительности, а первое - подчёркнуто субъективно и куёт свою, альтернативную реальность. Точнее, обладает такой возможностью. Как обращаться с первым, знают все, от мала до велика. Бери да сравнивай, вот и вся недолга. Все знают, как выглядят рыбы, птицы, деревья, закаты, мачты, паруса, стаканы, столики в кафе, трактора, ракеты, женские груди, вилки и ложки. "Охтыбожемой, прям как живая" - вот лучшая похвала картине художника-реалиста. Даже божественное, вышнее, духовное - и то оказалось загнанным в тесные, незыблемые рамки иконной традиции. С искусством же беспредметным всё намного сложнее. К нему труднее подступиться, подъехать на пьянющей козе, потому что зачастую оно не оставляёт никаких понятийных зацепок и вообще противоречит законам линейной логики.

Официальный дебют казанского проекта Erthad достигает как раз такой степени абстракции, когда дежурный набор тесно сплетённых ассоциаций перестаёт правильно функционировать. Вместе с тем окончательно порвать с традиционной образной системой не удалось - такая удача вообще мало кому выпадает - и жизненное пространство Erthad, подобно трюмным отсекам океанического лайнера, расчерчено перегородками и фальшбортами. Они-то и ограничивают восприятие целым блоком хитро перекрещивающихся семантических полей. Однако от изначально заложенного в индастрал машинного начала - в противовес мужскому и женскому - не уйти и не убежать, как ни старайся. Впрочем, соль здесь не в визуальной конкретике или, тем более, действительной симптоматике готовых образов, а просто в магии звучащей музыки. Erthad ловко раскладывает шумы по поверхности диска, прямо как пасьянс, который всегда сходится - любо-дорого понаблюдать.

Шесть записей, имеющихся на диске, безымянны и в гораздо большей степени связаны друг с другом, нежели с окружающим миром. Сами-то названия композиций - это условность. Хорошая возможность для автора выпятить наружу своё нестандартное мироощущение и козырнуть небывалым лингвистическим мышлением. Но не обязательная. Музыка и сама за себя постоит, когда понадобится. Возьмём, к примеру, Альбина Юлиуса. Сей толстопузый герр, с тех пор как перекантовался в Der Blutharsch, ни разу не озадачился выдумыванием заглавий для своих многочисленных опусов. Однако правомилитаристский уклон и ностальгическую подоплёку его работ услышит и слегка оглохший, а смысл пропагандистских тирад великих вождей и их патетический настрой свободно прочитываются и без знания языка. Таким образом, анонимность Erthad - ещё одно средство достижения беспредметности. Эта музыка герметична, не имеет входов-выходов в закономерность, не предполагает чувственной оценки и подлежит рациональному восприятию сугубо посредством комплекта "голова + два уха". Рукотворные абстракции-лабиринты на обложке, спиралевидные глаза-зубы на заднике и наивно-детский карандашный рисунок, перенесённый на сам компакт-диск - вот и всё присутствие людского на альбоме "Gma". Остальное - на откуп досознания.

Поскольку подобное ассорти звуков априори лишено единственно возможного, фиксированного, непреложного смысла, то звуковые фигуры Erthad никак не закреплены и по ходу диска встречаются в разных сочетаниях. Гудящая симметрия и перкуссионная асимметрия созвучны друг другу и образуют довольно стройную согласованность, которую нарушают лишь искажённые вокальные вкрапления. Композиции монотонны, более-менее уравновешены по длине и приблизительно схожи по характеру. Ритуальный оттенок "Gma" сглаживается полной безжизненностью звуковой картинки. Мысленно, при помощи звуков, нарисуйте себе вроде бы вымершее замкнутое пространство, ну, скажем, затонувшей подлодки, и сравните полученное с хладнинской "Музыкой пустых помещений". Среднечастотное камлание громоздких механизмов начинается неспешно, развивается устойчиво и заканчивается плавно, всякий раз угрюмо стихая до полной тишины, оставляя после себя пустоту и резонанс в черепной коробке.

Глухой скрежет турбин, набегающий волнами хруст рычагов, усталое дыхание больших цехов - но ничто не выдаёт присутствия здесь человека. Не ищите в подполах, не заглядывайте внутрь аппаратов, не шарьте в отсеках и не ройтесь в ящиках с инструментами - бесполезно. Бессодержательность. Вакуум. Ничто. Ноль. Всё, что может присниться во время тяжёлого сна под жестяным небом гигантского ангара. В общем, есть над чем поразмыслить.

Что бы вы не говорили, - это музыка. Музыка, в которой есть душа, которая погружает в себя, заставляет закрыть глаза и перенестись внутрь этих шумовых волн. Среди эмбиента, сотканного из кусочков белого шума, слышишь шумы электричества, дыхание далекого космоса, а может быть пульсации жизней в других мирах. Проект Erthad оставляет простор для созерцаний. Техногенная медитация под звуки нойз-генераторов. Полное погружение в атмосферу шипящих, режущих, но в то же время очень мягких шумовых конструкций.

Работать в нойзе очень сложно. Часто увлекаясь шумовыми эффектами, теряется основная задача музыки - создавать настроение. Gma - это 6 треков образности, фантазии и релаксации. У них нет названия, что в очередной раз доказывает, что Erthad чтит традиции классического эмбиента, создавая размытое, неслышимое, атмосферное звучание. "Звуковые обои", просто фоновые звуки без названия, которые вливаются в настроение слушателя и ведут его по глубинам эмоций, показывая сюрреалистичные картинки из подсознания на протяжении всех сорока минут звучания этого диска.

Erthad - это noise в привычном для нас смысле. Музыка целиком построенная на обработке шума. Ничего кроме шумов там нет. Но каждая компонента белого шума, шума улиц, шума электростанции - законченная маленькая композиция, отражающая нотку настроения автора. Музыка с этого диска не выплескивает на слушателя эмоции. Она позволяет проникнуть внутрь себя, добраться до глубин сознания автора и погрузиться в атмосферу его эмоций. Его внутренний мир мрачен, сер, безмолвен и наполнен только шумами, пульсациями и эхом дыхания его создателя. Все эти звуки и составляют главную линию этого необычного альбома.

Noirum, TheSound.ru.

Релиз, как нельзя лучше отражающий концепцию и звуковые пристрастия питерского питерского независимого лейбла Zhelezobeton. Вновь CD-R издание, выполненное с огромной любовью, хорошим чувством стиля, звука, оформления, и реализованное в количестве 250 копий. ERTHAD – это глубокий, по преимуществу высокочастотный «техногенный» эмбиент-проект из Казани, судя по всему, созданный на аналоговом оборудовании и состоящий из одного человека. Музыка крайне минималистична в плане мелодики, которой здесь, собственно, как таковой и нет. Есть – вздохи неведомого пространства, стрекотание сотен стальных цикад где-то на периферии, какие-то загадочные рыки, иногда даже что-то похожее на человеческий голос и другие звуки из мира живых, прошедшие, однако, адское горнило всевозможных эффектов. В четвертом треке неожиданно даже появляется некий ритм, но пульсирует он где-то в отдалении, и лишь благодаря низкочастотным вибрациям достигает сознания слушателя. А в пятом вы словно попадаете в многомерное звуковое пространство, населенное душами бор-машин, откуда они временами снисходят на Землю чтобы реализовывать детские кошмары части населения мира людей, а затем, с чувством выполненного долга, возвращаются на свои вращающиеся с огромной скоростью эмпиреи.

Концептуальные источники музыки проекта достаточно узнаваемы – это славные, хороши известные в узких кругах германские и итальянские коллективы. Но если, скажем, по полифонии, композиционному богатству и количеству пространственно-звуковых революций на единицу времени звучания работ BAD SECTOR казанский коллектив не дотягивает, то до тех же INADE –вполне. Вряд ли можно говорить здесь о каких-то принципиальных открытиях и ярком собственном лице (думаю, автор на это и не претендовал), но то, что качественный уровень альбома очень высок – вне всякого сомнения. Весь альбом выполнен в строго ограниченном самим автором стиле и на одном звуке, благодаря чему после его прослушивания достигается эффект полного погружения в те пространственно-временные завихрения, которые и диктовали музыканту свои звуковые портреты.

Арт-изоляционизм в чистом виде.

Россия. Казань. Переиздание сэлф-сидиара, микроизданного на заре проекта. Шипение с повышенным содержанием железа в чреслах. Трудное дыхание — мизантропия сквозь зубы. Изумрудно-зеленая индустриальная слизь. Очень медленно ползет по ржавчине.

Киберчерви грызут бетон. Черное солнце. Тусклые звезды намертво прибиты к статичному небу. Ветер гоняет по треснутому асфальту куски изоляции. Ближайший аналог — саундтрэк к андеграундному аниме "Blame!" [ http://www.giag.lv/sf/ ] — никакой жизни, кроме неспешных кремниевых паразитов.

Единственно возможная оценка: отлично! Да, да: пусть все наконец-то уже сдохнет и станет так, как в "Gma"! Там хорошо. Там ничего лишнего. Там уже ничто не гниет — там уже все давно сгнило.

Я люблю этот альбом. Положите его в гроб рядом со мной.

Oleg Manson, Gaze Into A Gloom.

"Gma" - это первое и до сих пор единственное официальное издание казанского проекта ERTHAD, творчество которого прежде было доступно для прослушивания только самому автору и кругу его друзей. Стилистику альбома, состоящего из шести безымянных сочинений, условно можно определить как ambient/noise - результат применения цифрового шума в вопросах сочинения эмбиентной музыки. Самой точной визуализацией аудиоматериала мне показалось мерное колыхание густых водорослей в прозрачной воде - так же и акустическое поле, основным материалом которого является шелест верхнего частотного диапазона, медленно колеблется между колонками и ушами слушателя. в этом движении можно отыскать множество незаметных поначалу элементов - искажённый голос, гудения и мягкие ритмичные осцилляции. В отличие от сырого нойза, "Gma" не испытывает слушателя на прочность, а наоборот, воздействует расслабляюще и в силу монотонности даже медитативно... эффектом похожего характера обладают ранние пластинки BAD SECTOR, однако формальных сходств между ним и ERTHAD'ом гораздо меньше, чем отличий. Целевая аудитория - любители неэкстремальных noise-экспериментов над формой и содержанием.

© 2002-2018
Radionoise.ru